Реклама

Статьи

Все статьи





Обращаемся к истокам: Кто уничтожил русский лён?

12.11.07

"Перебирая по очереди все отрасли нашей добывающей промышленности, как нефть, уголь, минералы, лес, лен, мы остановились на последней. Как молния, мне пришли две мысли. Россия производит 80% всего мирового сырья льна, но рынок не в руках русских. Мы его захватим и сделаем монополией... Сказано?- сделано".

М.П. Рябушинский

Традиционно европейская Россия поставляла лен на рынки Европы. Англия, Франция, Германия потребляли до 90% русского льна. Долгие годы экспорт русского льнасырца находился в руках иностранных фирм, которые присваивали львиную долю прибыли от торговых операций. Почему при высоких урожаях льна его переработка и продажа не приносили прибыли российским крестьянам и предпринимателям? Разве не было в России искусных мастеров, изобретателей и предпринимателей? Почему в России до сих пор нет глубокой переработки льна?

Почему же в современной России никто из отечественных предпринимателей не стремится возродить эту издавна прибыльную русскую культуру?- лен? Ведь при правильном подходе к организации льняного бизнеса и поддержке Правительства РФ энтузиазм предпринимателей России возродит некогда уничтоженный русский лен.

Истоки отсталости льняной промышленности
Лен с древности был традиционной русской полевой культурой. В XVI веке через Новгород, Псков и Смоленск в большом количестве вывозились пенька, лен, кожи, холст и сукна на Запад.
Переработка льна велась в Новгороде неумело: за два куска готового полотна, сделанного из русского льна за границей, отдавали 1000 беличьих шкурок самого лучшего качества.
Внешняя торговля русским льном в 1702-1705 годах находилась в руках откупщика, английского консула Карла Гутфеля.
Император Петр I дал мощный толчок развитию мануфактур. Создаваемые им армия и флот нуждались в сукне, полотне, канатах. На оснащение корабля уходило 1800 м парусного полотна и около 13 000 м канатов.
Император приказал создать Суконный двор в Москве, возле Каменного моста, и Хамовный двор в селе Преображенском, казенные полотняные мануфактуры появились в Петербурге.
Развитие получили частные промышленные заведения: купеческие и дворянские. Указом от 18 января 1712 года Петр I предписывал "завод суконный размножить не в одном месте, так чтоб в 5 лет не покупать мундира заморского, а именно, чтоб не в одном месте завесть, а заведчи дать торговым людям, собрав кумпанию, буде волею не похотят, хотя в неволею".
Западноевропейские купцы охотно закупали в России изделия парусно­полотняных мануфактур. Петр I желал, чтобы наш лен шел за границу не сырьем, а в виде обработанных продуктов, для чего приказал, чтобы ткали не узкие холсты, а, на манер иностранных, широкие полотна. Император издал указ о расширении льняного и пенькового дела во всех губерниях, а где "тому необыкновенны, как лен и пеньку учреждать, дабы обучали крестьян".
После 1718 года власти отменяют казенную монополию практически на все виды товаров. Торговые люди энергично занимаются насыщением внутреннего российского рынка товарами, а с появлением новых окраинных земель?- развитием внешнеэкономических связей.
Екатерина II не была заинтересована в льне и получении прибыли от этой сельскохозяйственной культуры. Для налаживания связей с Западной Европой в 1762 году она повелела отпускать лен за границу без всяких ограничений, а в 1764 году допустила беспрепятственный отпуск на экспорт льняного семени как на посев, так и на битье масла. За вычетом экспорта, в России потреблялось тогда ежегодно льна 0,7 млн пудов.
В конце XVIII века экспорт льна составлял до 50% всего его производства в России. Из 1,3 млн пудов льна и пеньки около 25% расходовалось на нетекстильные надобности. Из оставшегося 1 млн пудов волокна могло получиться около 800 000 пудов пряжи. До 150 000 пудов пряжи шло на парусно­полотняные централизованные и рассеянные мануфактуры. Примерно 650 000 пудов пряжи перерабатывалось в ткани крестьянами.
В правление Павла I почти вся продукция опять стала изыматься в пользу казны, что тормозило развитие льняного дела.

Конкурентная борьба льна с хлопком
В 1800х годах производство и экспорт продукции из льна в Российской империи возросли. Примерно из 9 млн пудов потребляемого в России льна и пеньки около 6,5 млн шло на текстильное производство.
После 1812 года купцы Шевелкины, Корниловы, Морозовы, Зубовы, Масловы, Пантелеевы, Солодовниковы, Гусятниковы, Плотниковы стали переходить с производства полотна на изготовление хлопчатобумажных тканей.
Успехи быстрого развития хлопчатобумажного производства объяснялись просто. Собираемый хлопоксырец сразу готов для прядения, его не требовалось мочить, сушить, мять, трепать и чесать. В отличие от льна, хлопок значительно легче поддается прядению, ткачеству, окраске, набивке. Из него получалась необычайно тонкая и белая нить, а из последней?- не менее тонкая и белоснежная материя. Но дешевые ткани из хлопка были непрочны, скоро линяли и изнашивались, мало сохраняли тепло.
К 1840-м годам торговля льном благодаря данной ей свободе очень усилилась; лен занял первое место в российской отпускной торговле. В 1843 году его вывезено было на 19 млн рублей, между тем как вывоз хлеба не превышал 12 млн, сала?- 12 млн, пеньки - 7 млн рублей серебром. Разве это не упущенный экспортный потенциал современной России?

Российский Устав о промышленности вводил поощрительные меры для основателей промышленных предприятий. Во время правления Николая I после 1836 года действовало правило, согласно которому освобождались от платежа гильдейских пошлин на 6 лет те, кто устраивал новые фабрики и заводы в уездных и заштатных городах, а также в казенных местечках. Указом от 28 марта 1830 года, подтвержденным в 1874 году, даровались особые привилегии промышленникам, которые основывали крупные предприятия с использованием энергии водяной силы на Нарвском водопаде. Первоначальный срок ввода в действие предприятия увеличивался до трех лет, а в случае успеха налоговая льгота продлевалась еще на семь лет. Не случайно в Нарве А. Штиглиц построил в 1851 году крупную льнопрядильную мануфактуру, на которой в 1860х годах работало свыше 1700 рабочих.

В то же время со всех сторон начали доходить жалобы на упадок цен на лен и полотна в заграничной и внутренней торговле. Многие полотняные фабрики закрылись, остальные с трудом поддерживали свое производство. Причиной стало устранение государства от браковки (установление стандартов качества льна). Государство бросило, а предприниматели не успели наладить систему оценки качества льнасырца. Официальная браковка льняных товаров с 1844 года была предоставлена на волю петербургскому купечеству, а потом и всем торговцам. На механизированных льнопрядильных предприятиях в 1857 году было произведено 615 370 пудов льняной и пеньковой пряжи. Из нее могло получиться до 400 000 пудов готовой вываренной пряжи, из которой не менее 300 000 пудов переработано в ткани. Из каждого пуда пряжи в среднем выходило 115 аршин полотна. Следовательно, всего в России в середине XIX века изготовлялось (300 000 х 115) около 34,5 млн аршин полотна, т. е. почти в два раза больше, чем учтено официальной статистикой.
Промышленники часто сами отказывались от льна как от очень дорогой по обработке культуры и переходили на дешевый американский хлопок. Братья Хлудовы в 1851 году построили при Егорьевской бумагопрядильне льнопрядильню на 15 000 веретен. Лен доставлялся из Ярославской, Вологодской и Костромской губерний. Главным поставщиком сырья был А. Локалов. В 1860х годах в Ярославской и Костромской губерниях?- главных районах посева льна?- возникли новые льнопрядильные фабрики. Егорьевская фабрика переплачивала за доставку льнасырца в Егорьевск и за отправку пряжи ярославским и костромским ткачам. Пришлось семье Хлудовых в 1860х годах основать льнопрядильню близ Ярославля, в Норском посаде, куда они перевезли льнопрядильные машины, а взамен в Егорьевске поставили бумагопрядильные. При открытии мануфактуры было 8716 прядильных веретен, на которых вырабатывалось в год от 40 000 до 50 000 пудов пряжи разных номеров. В 1878 году на фабрике работало всего 18 580 веретен и 244 самоткацких станка. В год вырабатывалось пряжи до 100 000 пудов от № 3 до № 120 и полотна разных номеров до 750 000 аршин. Лен для переработки шел русский (ярославский, вологодский, владимирский и вят­ский), но для номеров пряжи выше 70 выписывался французский и бельгийский лен в объеме от 5 000 до 10 000 пудов. Импорт льна был крайне невыгоден. Чтобы не разориться, пришлось Товариществу Норской мануфактуры устанавливать производство хлопчатобумажной пряжи.

Историк А. Шипов приводил следующие сравнительные данные о полотняном и хлопчатобумажном производстве. Из пуда чесаного льна получалось не более 115 аршин полотна, а из пуда хлопчатой бумаги?- 360 аршин. Спрясть пуд бумажной пряжи стоило 5 рублей, а льняной - 6. Соткать 360 аршин миткаля обходилось в 3 рубля, а 115 аршин полотна - 3 рубля 50 копеек. Отбелить 360 аршин миткаля можно было за 2 рубля, а 115 аршин полотна - за 3 рубля 50 копеек.

Историк русской промышленности К.А. Скальковский писал: "В Петербурге после хлеба по своей ценности наибольшую важность имеет теперь в петербургском порте отпуск льняного семени (в 1878 г. 464, 308 четвертей на 6. 502, 658 рублей), доставляемого из губерний: Саратовской, Тамбовской и Нижегородской; затем идут лен и льняная пакля (в 1878 г. 1. 315, 026 пуд. на 6. 246, 536 руб.); лен привозится в Петербург преимущественно из Псковской губернии, а также из губерний: Вологодской, Олонецкой, Ярославской и Владимирской".
Лен из России попрежнему вывозился, но весь экспорт находился в руках иностранных фирм. Вывозился при этом по дешевке полуфабрикат - нечесаный лен. Из такого сырья выходило только 25% готового волокна. Потери тех, кто выращивал эту культуру, выливались во многие миллионы рублей. В льняной отрасли в России следовало ждать появления мощной российской финансовой группы, которая могла бы составить серьезную конкуренцию иностранцам и взять экспорт льна в свои руки.

Знаток льняного дела В. Майнов писал: "Подальше от столицы, на югозапад начинают малопомалу показываться посевы льна, а в Псковской губернии он составляет предмет самого главного производства. Тем лен хорош, что несет он, наряду с коноплею, двойную службу: семечко его на выжимку масла идет, а солома - в мялку, на волокно и на пряжу.

Но в том беда наша русская, что природа рус­скому человеку и то и другое дает, да не умеет он за дело взяться и все норовит сделать скоро и скверно; так и со льном псковским стоит дело: родится он так хорош, что нет ему по волокну равного в Европе, да обработка­то волокна скверная, и купцы европейские поневоле либо вовсе от него чураются, либо дают за него малую цену сравнительно. Мнут его бабы на таких мялках, какие удавалось швейцарским ученым находить среди остатков озерного человека, а потому и не могут смять его так, как сделала бы это усовершенствованная машина; то и дело попадается в чистом волокне кострика (несмятый жесткий стебель), а это заставляет торговцев браковать всю партию, так как знают они, что по привозе на месте волокно придется переминать снова на машинах, а следовательно, последует в весе уменьшение. Неудовлетворительная культура льна в Псковской губернии... грозит повсеместным упадком этой важной отрасли хозяйства. Оптовые льноводы разделяют это опасение. Губят дело и нерациональные способы обработки льна; мятье и трепка, и в особенности практикуемый всеми крестьянами крайне непрактичный способ мочки и просушки льна, зачастую отнимают у последнего более половины настоящей его ценности и являются главными причинами, почему производство льна в Псковской губернии не приносит населению той выгоды, которую можно было бы ожидать. Ни почва, ни климат в Псковской губернии не препятствуют льну быть такого качества, каков он в Западной Европе, и если лен у нас хуже, то этому виною исключительно неудовлетворительная обработка его и, следовательно, неумелость русского человека и его скорохватство".

Создание льняного треста

Братья Рябушинские постоянно искали новые сферы бизнеса для вложения своих капиталов. Первым обратил внимание на ослабленную льняную отрасль Михаил Павлович. Он писал в своих воспоминаниях: "Еще до войны, когда стало все труднее и труднее находить применение для наших денег... мы стали задумываться, где и в чем найти применение свободным деньгам". Однажды в руки Михаила попала старая, истрепанная брошюра о льне. Прочитав ее, предприниматель задумался о деле льноводства в России, его неорганизованности в плане производства и переработки.

В.П. Рябушинский писал: "Россия не только вывозила волокно, но и обладала замечательными льняными фабриками. Среди них одно из первых мест и по размерам, и по качеству товара принадлежало Ново­Костромской мануфактуре, вотчине именитейшего рода Третьяковых... С Третьяковыми мы были в дружбе, и когда наше банковское дело (Московский банк) стало расти, то само собой как­то вышло, что мы в союзе с Третьяковыми начали становиться как бы льняным банком".
Сергей Николаевич Третьяков в 1910 году был избран председателем созданного тогда же Всероссийского общества льнофабрикантов, представлял Россию на международном съезде "льнянщиков" во Франции в 1912 году. Михаил Рябушинский вспоминал: "Нам не хватало профессиональной опытности льнопромышленника, Третьякову и К° - нашей инициативы и денег. Решили действовать сообща...".
П.П. Рябушинский стал знакомить читателей своей газеты "Утро России" с учеными и изобретателями, которые трудились на благо России. В 1912 году на страницах газеты появилось интервью с русским изобретателем машин по обработке льна.
"...Некий Новицкий давно работает над культурой льна и даже построил какие­то, для обработки льняного волокна, машины...
- Как вы определяете значение изобретенных вами для обработки льняного волокна машин?
- Машины, построенные мною, две: мяльнотрепальная и трепально­чесальная, они заменяют обработку волокна путем стланья и мочки. Волокно, получаемое мною чрез машины, неиспорченное, однородное и поэтому качеством много выше, чем получаемое после мочки или стланья и дальнейших примитивных, разбивающих и уродующих лен манипуляций. При этом, что очень важно, ничего от волокна не теряется. До сих пор в обыкновенных крестьянских хозяйствах получалось со 100 пудов льна?- 81012 и в лучших хозяйствах до 14% волокна. При машинном способе обработки все, какое есть от природы волокно в стебле, сохраняется полностью, благодаря чему получаем его от 27 до 33%, т. е. вдвое и втрое больше. Очевидно, в такой же пропорции увеличивается, благодаря этому, доход с площади, засеянной льном. Чтобы уяснить, насколько это может поднять крестьянское благосостояние, приведу простой расчет: десятина льна дает 150 пудов соломы. Крестьянин, получая в среднем 10%, т. е. 15 пудов волокна с десятины, выручал за него на рынке, считая 5 р. за пуд, - 75 руб. Теперь же, отдавая льняную солому на машины, он, не говоря о том, что сбережет массу времени, посвящаемого самодельной переработке соломы на волокно, получит волокна втрое более, и вдобавок качеством много выше, т. е. расцениваемого дороже. В итоге?- десятина, засеянная льном, даст ему уже не 75 руб., а 200 руб. и более.
Наконец, еще одно: костра, которая до сих пор изза брожения и гниения была никуда не годна, теперь будет прекрасным кормом для скота, т. к. будет выделяться из свежего стебля льна только одним пропуском через мяльнотрепальную машину".
В резолюции экспертной комиссии льняной выставки в Пскове было напечатано: "Приемы обработки льна Новицкого доводят лен до высших марок, еще не встречавшихся на русских фабриках".
Изобретатель Новицкий хотел работать только на российском рынке, но скептическое отношение чиновников к его новшествам не давало ему возможности запустить машины в массовое производство. Кто говорит, что все меняется и развивается?

В марте 1912 года предприниматели учредили торговый дом "Русская льняная промышленность. Братья Рябушинские, С.Н. Третьяков и К°". Через отделения Московского банка предприниматели Рябушинские скупали лен у отечественных заготовителей.
Упорным трудом Рябушинские затормозили грубое разграбление России. Благодаря им Россия стала не только вывозить готовое льняное полотно, но стала обладательницей современных льняных фабрик. Лидером среди них была Ново­Костромская мануфактура. Рябушинские решили отслеживать весь технологический процесс. На местах лен скупался через банковские отделения. В договоре о создании торгового дома отмечалось, что в сферу его деятельности входят "скупка, сортировка и продажа льна, пеньки и их производных, устройство и содержание заводских складов и льнообделочных заведений и льночесален и всякие другие операции со льном". Очистка сырья и сортировка происходили на специально созданной фабрике в Ржеве, отсюда волокно направлялось прядильным предприятиям.
М.П. Рябушинский отмечал: "Наша мысль была покрыть льняной район целым рядом подобных заводов, чтобы экспортировать уже сортированное волокно и очесок и тем удешевить волокно".
В интересах дела братья Рябушинские вместе с Третьяковыми создали специальную компанию?- Российское акционерное льнопромышленное общество (РАЛО), занимавшееся очисткой и вывозом русского льна на фабрики Западной Европы. В начале деятельности капитал организации равнялся 1 млн рублей. Контрольный пакет акций (2895 из 5000 выпущенных) принадлежал Москов­скому банку. Непосредственно руководил компанией С.Н. Третьяков, а главный наблюдательный орган - совет - возглавлял М.П. Рябушинский.
Взвесив возможные риски, Рябушинские направили свои капиталы на полную реорганизацию льноводства в России. К банковскому капиталу банкирского дома "Братья Рябушинские" в 1050 тыс. рублей они добавили денежные средства Русского акционерного льнопромышленного общества.
В результате хорошо поставленного менеджмента и большого урожая 1912 года Россия вывезла 19,3 млн пудов льна общей стоимостью в 107,6 млн рублей. Однако первый год деятельности РАЛО, начавшийся прибылью, принес убыток в размере 254 тыс. рублей.

Промышленники не очень охотно закупали сырье через компанию. Причины были и в самом С.Н. Третьякове, который претендовал на безраздельное влияние в РАЛО и в льняной отрасли в целом. Михаил Павлович объяснял сложившуюся ситуацию так: "Льнянщики во главе с Третьяковым смотрели на вновь возникшее дело, как на предприятие, которое должно было обслуживать их фабрики по ценам, не выгодным для РАЛО".
Еще одним препятствием в работе было то, что братья Рябушинские сами начали приобретать льняные фабрики. Многим, и не только в России, это не нравилось.
Между 1912 и 1913 годами Московский банк за 1144 тыс. рублей купил контрольный пакет АО Гаврилов­Ямской мануфактуры купца А.А. Локалова. После обновления оборудования (1,3 млн рублей), постройки нового корпуса для ткацкой фабрики готовая продукция выросла с 238 до 287 тыс. кусков льняной ткани. "Основной задачей при покупке было удержать и, если возможно, еще поднять реноме товара локаловской фабрики, что нам и удалось". За высокое качество изделий фирма Рябушинских была удостоена золотых и серебряных медалей, а также права изображения государственного герба.

В 1913 году Рябушинские внедрились в Товарищество Меленковской льняной мануфактуры Владимирской губернии, приобретя все его паи за 2 млн рублей. Фабрика приносила доход до 5 млн рублей в год. В 1915 году Рябушинские продали свои паи Н. Беляеву, директору Товарищества Прохоров­ской Трехгорной мануфактуры в Москве и местному льнопромышленнику Н.В. Демидову.

Оживление на рынке русского льна заметили иностранцы. Германский консул Кольхаас писал в январе 1913 года: "Общество предусматривает направить русское льняное дело по новому пути. Оно предполагает прежде всего заняться покупкой, сортировкой и сбытом льна и производимых из него продуктов, и не только в России, но и за границей... Оно также намерено вести комиссионные закупки для иностранных фирм и заняться экспедиторским делом внутри страны и за рубежом". Он отмечал: "Для льноэкспортеров и комиссионеров, а также для экспедиторских фирм в этих условиях возникает труднопреодолимая конкуренция, причем следует учесть, что основатели общества задают тон в русской льняной промышленности и что предприятие будет финансироваться Московским банком, который уже несколько лет занимается льняным делом и открыл ряд отделений в льнопроизводящих районах России... Закупочные пункты должны быть созданы во всех 25 губерниях России, где выращивается эта культура. Стоит отметить, что общество отвечает проявившимся несколько лет назад в России устремлениям очищать экспортируемый из страны лен, с каковой целью оно создало в Ржеве Тверской губернии предприятие с современным оборудованием по очистке льна. Общество рассчитывает с помощью этих мер добиться лучшей сортировки и тем самым улучшить репутацию русского льна и повысить цену на него на мировом рынке.

Как мне сообщил местный специалист, сомнительно, чтобы РАЛО удалось добиться изменений в русском льняном деле. Русские льнообрабатывающие фабрики привыкли сами закупать лен для своего производства и очищать его... к тому же потребность фабрик в соответствии с сортом выпускаемой продукции качественно весьма различается, и маловероятно, чтобы они покупали очищенный и отсортированный лен у РАЛО, конечно, за исключением участвующих в обществе предприятий".


Рябушинские сотрудничали с английскими, французскими, американскими и бельгийскими предпринимателями. В результате в 1913 году РАЛО получило прибыль в 420 тыс. рублей.
М.П. Рябушинский отмечал: "Успеху экспорта способствовало наше настойчивое требование, чтобы качество чесаного льна и оческа строго соответ­ствовало образцам, что вызвало довольно быстро доверчивое отношение англичан к нашей фирме".
РАЛО состояло на доверии у Московского банка, который вложил в общество 2,1 млн рублей.
В период Первой мировой войны увеличился экспорт русского льна в страны Антанты.
Для целей оборудования предприятий льняной и лесной промышленности Рябушинские учредили еще в 1915 году в качестве подручного предприятия Московского банка Средне­Российское торгово­промышленное акционерное общество (РОСТОР).

Потребление льна всей русской льнопрядильной промышленностью за льняной сезон 1915-1916 годов выразилось в объемах от 6,5 млн пудов до 7 млн пудов льна.
В 1916-1917 годах Рябушинские продали товара на 11,4 млн рублей, чистая прибыль составила 2,1 млн рублей, капитал РАЛО повысился с 2 до 4 млн рублей.
По вопросу об экспорте на Шестом съезде льноводов было вынесено постановление об определении на срок с 1 ноября 1915 года по 1 ноября 1916 года возможности вывоза льна за границу только в союзные страны в размере 6 млн пудов, считая в том числе разрешенные и вывезенные до 1 января 1916 года 2 млн пудов.
Резолюция съезда была такова: "Ввиду того, что народное хозяйство представляет собою единое целое: при общественном регулировании цен выделение для этого отдельной какой­либо отрасли, без урегулирования других отраслей, совершенно нецелесообразно и очень рискованно. Установление твердых цен на лен, независимо от регулирования других отраслей народного хозяйства, недопустимо, так как это угрожает сокращением посевов, общим ухудшением положения льноводных хозяйств и чрезвычайным осложнением условий существования и развития всего льняного дела".

"В заключительном заседании льняного съезда Д.И. Зубков прочел интересный доклад о пер­спективах мировой торговли льном. Исходя из того положения, что в кампанию 1916-1917 гг. русское льняное хозяйство может дать всего лишь 1820 мил. пуд. трепаного льняного волокна, что запасы льна от кампании 1915-1916 гг. весьма незначительны при обеспечении льном почти полностью всех русских льнопрядилен. Прежде всего он отметил интенсивную работу английской льняной промышленности и вызываемый этим большой спрос на русский лен. Английское правительство уже заявило, что для нужд мобилизованной английской промышленности необходимо около 6 мил. пудов льна. Во Франции и Италии спрос на русский лен не определен и, вероятно, не является столь значительным.
Большое внимание заслуживает положение дел с Америкой, которая до войны ввозила русский лен через Германию и Англию. По данным пятилетия в период до войны ввоз в Америку русского льна колебался от 200 000 до 600 000 пуд. В настоящее время американские торговцы льном и фабриканты обращаются в Россию с целью завязать непосредственные сношения с нашими продавцами льна и между прочим через русскоамериканскую торговую палату обратились с требованиями на лен к центральному товариществу льноводных кооперативов. Положение дел в Америке с сырьем сейчас обстоит крайне тревожно. Из­за недостатка льна начинают останавливаться льнопрядильные предприятия, и разрешение вопроса об экспорте льна в Америку является сейчас срочно необходимым".
В начале 1917 года резко сократился выпуск русского льна и вывоз его за границу.
В канун Февральской революции Рябушинские за 12 млн рублей купили Романовскую льняную мануфактуру?- одно из лучших предприятий отрасли...

Настоящие миллионеры и арабские шейхи в теплую погоду предпочитают надевать только льняную одежду. Жаркое лето 2006 года подтвердило: Россия, восстановив хорошо поставленное дело Рябушинских по экспорту льна, может получить значительные экспортные поступления. Разве исконно русские поля, где произрастал лен, уже не принадлежат России?



Анна Мещерякова
Источник: http://www.konkir.ru




boris2011 написал(а) 12 апреля 2011 г. 10:23

Очень интересная фактура. Однако, не отвечает на вопрос: кто уничтожил русский лён? Уничтожили мы его сами и по своей глупости. Если хотите узнать подробнее, пройдите по ссылке http://www.mcx-consult.ru/page6702072009


Для того чтобы написать комментарий, войдите на сайт с логином и паролем
Логин:
Пароль:
забыли пароль?
зарегистрироваться


Русский Лён - Каталог
Сообщить об ошибке

Сообщение для администрации

© 2001—2010 "Русский лён" - портал льняной промышленности
Все права защищены. Любое использование материалов только с разрешения администрации сайта. Консультации по ICQ: 132240016
Разработка и поддержка сайта: Соснин.spb.ру Рейтинг@Mail.ru